?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]  "Какого я рода-племени..."

Если вы встретили мой журнал на бескрайних просторах ЖЖ, то давайте знакомиться.
Далее...Collapse )

Tags:

Письма из Японии

В этой переписке повинен племянник Илья.
Мы общаемся с ним, начиная с его недельного возраста. Сейчас ему 23. Если его родители растили, кормили и поили, то мне была отведена особая роль: "любезная тетушка" приобщала к "окружающему миру". Отчасти, это происходило потому, что бабушек и дедушек у Ильи не имелось (они покинули этот мир до его рождения), а у меня общение с малолетними племянниками сестры в моем 45-летнем возрасте полностью удовлетворило потребность во внуках. Парни выросли, а "бабка" еще вполне адекватная...
"Портфолио" у Ильи - приятное во всех отношениях: золотая медаль после окончания школы, научная работа уже на первых курсах университета, "красный" диплом бакалавра, впереди такой же - магистерский.
Суровый учитель химии в деревенской школе Екатерина Алексеевна, которую вспоминают многие поколения в Смоленщине, исключительно по фамилии - Дрюнькина (кстати - студентка моей мамы) обобщала таким образом: "Если не знает Илья, значит не знает никто". Не удивительно, что веселая и насыщенная студенческая жизнь Ильи перемежалась поездками по всей России на конференции, симпозиумы, конкурсы. Но не надо представлять его этаким засушенным "ботаном".
Он  - вполне компанейский парень, умеет сбацать на клавишах "барыню", сходить в сложный поход на Шумак, или огрести картошку на "фамильном" огороде. Просто он знает, чего он хочет и прилагает усилия для достижения своих планов.

Первым "звонком", что Илья уже "вылетает из родного гнезда", стала его командировка (по обмену студентами) в Канадзавский университет нынешней осенью. Мать и тетка - в оцепенении: это ж не край "родных осин", там - тайфуны, якудза и не дай бог - гейши!    И, вот, первая весточка из-за рубежа:

Привет, дорогое семейство.
Я добрался до гостиницы в Токио, немного позже чем ожидалось, но успешно. Пока все нормально. На метро добираться очень сложно, оно очень непривычное по сравнению с московским или питерским. Люди на улице, опять-таки, по-английски почти не говорят.
Долетел в целом хорошо, но с задержкой. В нашем аэропорту творится невообразимый бардак.
Завтра до обеда гуляю по Токио, а вечером лечу в Канадзаву.

Не теряйте. :-) Доброй вам ночи.


Read more...Collapse )

"Крестовки"

"Крестовки" - особая моя любовь, в которой счастливо соединились мои профессиональные привязанности и любительские (краеведческие) увлечения.

"Крестовками" в Забайкалье называют особенные возвышенности, которым часто приписывают сакральные черты.Read more...Collapse )
Отчего я встрепенулась и вспомнила о лежащих у меня в голове и в шкафу собранных давным-давно сведениях о селе Михалево и дорогах, вблизи этого, ушедшего под воды Иркутского водохранилища, старинного поселения?

Одной из "тайных" причин было дискутирование темы "Креста" в Областной библиотеке. Весной там появилась "тяжелая" артиллерия" в лице А.Хобты - известного исследователя Кругоморского (Кругобайкальского) тракта. По правде сказать, исследует он, прям-таки, только Кругобайкальский тракт, т.е то, что известно по найденным в ГАИО документам 19 века.  Более старинных документов он не смотрел, потому и его "дискуссия" была однобокой.

"Кругоморская" дорога на картах, которыми Александр Викторович щедро закидал слушателей, присутствовала, но начала 19 века и обозначена она была у рамки планшета, и от Иркутска шла, похоже, через Кузьмиху. Он благоразумно об этом промолчал. Зато, поддержал ранее озвученную моими оппонентами версию "Креста", притянутую "за уши" к контрабандистам. Терпеливо я выслушала, не возражая (даже!) всю историю Кругобайкальского тракта (давно известную мне из разных публикаций), решила, что не стоит конфузить уважаемого гостя.

Но "клещом" впилась в рукав почтенного исследователя на выходе. Первое, что озвучила - что "гипотеза" о контрабандистах первой звучала из моих уст:  С.Сомов, движимый любопытством, давно спрашивал меня. Я, же, думая совершенно о другой территории (и, именно, в приложении к контрабанде) неразумно произнесла это слово вслух.

Далее "история" развивалась, как "снежный ком"  (который в руках уважаемого исследователя притянулся к Култуку, где, действительно, контрабанда процветала)... Надо было видеть лицо Александра Викторовича! Эмоции сменялись одна за другой, воздуху явно не хватало...
 Налюбовавшись произведенным эффектом, решила все-таки подсластить "горькую пилюлю" и пообещала щедро поделиться своими сведениями. Пока, А.В. не приходил ...
Зато, я "порезвилась" на сайте одноклассники в комментариях в группе "Иркутское родословие ..." . Тут, уж я стесняться не стала и самой убийственной фразой была: "Это же надо было собрать караван с контрабандным спиртом, чтобы тайными конными тропами через огромное пространство Олхинского плоскогорья подойти к строящейся КБЖД от Иркутска (или из Тунки?)! Проще было на месте (на ж.д.) бражку поставить ..."
Думаю, что самый ближайший населенный пункт к "Кресту" в 1913 году - это село Михалево. Но там даже слухов о контрабандистах не водилось, сельцо-то патриархальное. Надо искать документы 1913г. , а не городить "гипотезы".

И, вообще, не люблю дилетантов, даже в отношении контрабанды спирта, хотя все знают, что я - трезвенница!

"Шаманка"

Шаманка - населенный пункт на р.Иркут (Иркутская обл.).

Read more...Collapse )
….А, я думала, что самый подходящий перевод для слова «танхой"(тохой) — туманное место. Действительно, все дни (из первых чисел августа), которые я здесь была — до обеда стояли непроглядные туманы.




Read more...Collapse )
"Предыстория" - это такой сайт, который замыслили московские выходцы из Забайкалья, ностальгировавшие по казачьим "корням".



Как водится, вначале была "казаческая" эйфория, но потом пришло понимание, что не казачеством единым славится Западное и Восточное Забайкалье (то, бишь, теперешние Республика Бурятия и Забайкальский край). Полноценных статей о казачьей истории забайкальцев, обширной фотогалереи  не предвиделось, потому "зажил" своей отдельной жизнью энергичный и, порой, бурный Форум.
Начали расцветать пышным цветом  генеалогические темы: фамильные, по родам, по станицам и отдельным населенным пунктам ...Не прошли мимо внимания эмоциональных выходцев Забайкалья сведения о старообрядцах и инородцах, истории Даурии и Монголии, старинных забайкальских острогов, "отпочковавшихся" амурских и уссурийских казаков. Приплели и Иркутскую губернию - а как же без нее? Активно собирались сведения о "богатствах" окрестных госархивов и гадали - как вытянуть у них бесценную информацию малодоступных, содежащих родословные сведения фондов.

Зашла я на сайт в 2011 году и, восхитившись девизом о таком виртуальном костре, у которого собираются забайкальцы-единомышленники, бескорыстно делящиеся друг с другом информацией, потащила и свои "дровишки". С тех пор минуло почти десятилетие, "Предыстория" стала одной из страниц моей скромной жизни, появилось множество друзей в разных местах страны, я обрела давно потерянных родственников, нарисовала "родовые древа" и  написала некоторые родословные статьи.
Не скажу, что общение на сайте всегда приносит радость, бывают и минуты огорчений, когда нарываешься на "троллей", которые жаждут показать, какие они супер-умные и не слышат ничьих доводов. Получала я и долю негатива, когда бросалась защищать обиженных, когда нападающие собираются в "стаю" и клюют слабого.
Государева служба и домашние хлопоты, в последнее время, отнимали много сил, и я как-то ослабила свой интерес к событиям на сайте. Но "события" там обернулись так, что мне опять понадобилось оказывать душевную поддержку своим дальним друзьям. В админы "прорвалась" чрезмерно активная и болезненно честолюбивая особа. В результате, некоторые старожилы сайта, оказавшие многим большую помощь в поиске ценных родословных сведений, были заблокированы или отстранены от последнего совместного "проекта".
Суть последнего состояла в том, что один из старожилов сайта смог оказать финансовую помощь Государственному архиву Забайкальского края в проблеме со сканером. Взамен, сайт "Предыстория" получил сканы многих ревизий начала 19 века по забайкальским церквям.
Шустрая жительница г.Москва решила на этих сканах "срубить" денежек (преимущественно, у зарегистрированных посетителей сайта). Началось прямое вымогательство денежных средств не только на содержание сайта, но и т.н. "спонсорская помощь".
Старая доверчивая бабушка Лузгина, поиздержавшись перед тем с благотворительным взносом на издание очередного иркутского родословного сборника, смогла (с перепугу и не разобравшись) выслать на счет какой-то "Домны" 1 (одну) тысячу рублей. Куда эта Домна потратила мои деньги я так и не поняла, но меня опять принялись "доить". И, не только меня... Тех, кто не посылал деньги - заблокировали. И, это примерно, половина участников сайта. Хотя, по моим сведениям, уже собранных денег на содержание сайта хватит на целых 2 года.
"Домна" - это престарелая мамаша новоявленного админа. Которой, на мой взгляд надо думать "о вечном", а не пускаться во "все тяжкие".
Я всегда смотрю с подозрением на денежные операции, связанные со счетами глубоких стариков или личностей, зарегистрированных в оффшорах. А потому потребовала, чтобы эта "Домна" вернула мои денежки с сомнительного "проекта" (в котором я не участвую) на содержание сайта.

Чтобы придать всей этой некрасивой и дурно пахнущей истории оттенок гротеска, я принялась причитать: "Что же это деется, эта Домна, наверно, потратила мои денежки себе на прянички, вот и опять с меня тянет!"
А потом объявила, что не собираюсь участвовать в проектах админа Светланы Федотовой. И, вообще, теперь на "Предысторию" захожу гостем.

Разобравшись в сути "предысторийного" конфликта, я предрекла конец этой некрасивой аферы алчной С.Федотовой. Я, конечно, понимаю, что она сыграла на тонких струнах желания закоренелых родословов получить все и сразу, кто-то еще надеется на продолжение проекта. Но мои друзья-единомышленники отчетливо понимают, что эта "благодать" не продлится долго. Зато серьезно пострадала репутация когда-то приличного сайта.
Я не оговорилась в комментариях - эта тема мне помогает написать статейку в краеведческий сборник.  Теперь, надо соотнести даты жизни, "государевой службы" затронутых мною исторических персонажей.
По "сказке" Анисима Филипповича Михалева (в писцовой книге, составленной в июле 1686г.) он упоминает 40 лет своей службы в Енисейском и Иркутском острогах. Т.е. на службу он был принят, примерно в 1645-46г.г. Отнимаем еще лет 20 и получаем примерный год рождения Анисима - 1625. Когда начал строиться Тункинский острог, ему было около 50 лет. Многовато ...
Но, то - начало строительства, а подготовительные работы, в том числе, рекогносцировка и оценка полезных ископаемых Тункинской долины проходила много раньше, т.е. в том возрасте, когда он был еще полон сил. И, выезжая из Иркутска по проторенному конному "кругоморскому пути" (проложенному по старинным тунгусским  оленным тропам), вдоль берега Ангары и Байкала, он заранее готовит "площадку" на смену старой деревне на Варничном острове.
Иркутское "усолье" и так висело на нем неподъемными "гирями": старость и смерть брата Гавриила, на котором и держалась усольская добыча, проблемы с документами на владение соляными промыслами, более значительный интерес родных племянников к казачьей службе, чем к тяжелой работе на соляном промысле.
Идеальным местом для заимки (а жил он, по его словам, "с пашни") оказалась местность на левобережьи Ангары, несколько ближе к Иркутску, чем Курминская заимка пашенных первопоселенцев. Из новой деревни Михалевой, на первых порах, было удобно ездить на "работу" в Тункинскую долину. Причем, Михалева деревня на левом берегу была наиболее удаленной от всех других левобережных заимок. Подозреваю, что и пашенных крестьян на Курму в 1673 г. он сам устраивал, поскольку занимался этими делами непосредственно в Иркутском остроге.
Но, как водится у истинных первопроходцев, Анисим, определенно, не ограничивался привычным путем, подыскивая более короткие варианты передвижения из Тунки. Проникая в дебри Олхинского плоскогорья, он отслеживает участки более проходимые и с меньшими расстояниями. В том "направлении" представляется хорошим вариант пути по очень пологому  перевалу из Курмы в долину р.Олхи (притока Иркута), мимо горы "Волчья голова", выходящий на старинную часть нынешнего села Олха (На карте Ремезова здесь недалеко  располагалась заимка иркутского таможенного целовальника Ивана Штинникова).
Вверх по долине Олхи, в сторону  Иркута, очень удобно отходит падь под названием "Тункинская" с невысоким перевалом в крупный распадок, выходящий к Иркуту близко от современного селения Моты. Дальнейший путь в Тункинскую долину в летнее время, при хорошей орентировке на местности, вовсе не обязательно было связывать с Култушным зимовьем.
Вполне возможно существование в прошлом конного пути по левобережью Иркута, от  Мот (с бродом на левый берег) по пологим перевалам в верховьях Задоя и Тойсука к устью Тунки. Этот путь соответствовал старым оленьим тропам тунгусских племен, населявших ранее Тункинскую долину.


От Мот вверх по Иркуту (до Шаманского мыса) - неглубокие перекаты. В распадке около скалы Шаманка, по Куртуну иркутские археологи обнаружили неолитические артефакты.
В начале этой темы я посетовала, что серьезных сведений о "кругоморском пути", вроде  бы нет. Но, тогда зачем уже на карте  Ремезова отмечены вверх  по Ангаре от Иркутска несколько деревень?
Чтобы дать земельные наделы казакам Иркутского острога? Но зачем так далеко? Это, ведь, чуть меньше 30  километров, да по гористой местности ...  Мысли эти не оставляли меня, но не было какого внутреннего толчка, чтобы искать ответа на этот так и неразрешаемый вопрос.
Понимание стало складываться нынешней весной. Началось все с того, что в селе Моты, на Иркуте, местные краеведы установили шикарное произведение резьбы по дереву, в котором увековечено присхождение села. До моих ушей и раньше доходило высказывание главного здесь краеведа - заведующей библиотекой с.Моты Ирины Судаковой. Даже сельский сайтик она завела, разглядывая который. я радовалась продвинутости сельского библиотекаря. Одно лишь смущало: начало истории села связывалось с основанием здесь острога (?). Как то не выходило здесь по моим родословным данным обширного острожного поселения, ни один известный документ, ни словом не обмолвился об остроге. И рисунок самой башни в заставке сайтика показался очень знакомым и как говорят, "не из той оперы".  И башня и предлагаемый год основания села Мотского - 1631  - все это, без сомнения позаимствовано от Якутского острога!
Пришлось деликатно уговаривать Ирину (павшую мне "на грудь" и призвавшую в третейские судьи). Ну, не могу я грубо упрекнуть человека в безграмотности, ведь она старалась, и не ее вина, что она слепо поверила интернетовским "басням" и "сочинениям" некоторых краеведов.
А у самой стародавний "червячок сомнений" зашевелился:  собственно, куда дорога от Мотского селения (как, впрочем, и от Михалевского тоже) шла к концу 17 столетия. Исторические документы указывают только один путь - в Тунку. Именно, там произошло важнейшее событие, приближенное к Иркутскому острогу - строительство Тункинского острога (1674г.).

Существует две версии, кто руководил постройкой этого отдаленного от Иркутска острога: Ерофей Яковлев Могилев и Иван Максимов Перфильев. Если первый был заслуженным казачьим пятидесятником Нерчинского и Иркутского острогов, строителем Селенгинского острога, впоследствии - приказчиком Тункинского острога, то статус  приказчика Иркутского острога  Перфильева подкреплялся не только его собственными заслугами, но и достижениями его отца-первопроходца.
Собственно, меня достоверность любой из этих версий не особенно волнует - оба они могли одновременно отвечать за возведение этого отдаленного форпоста охраны южных рубежей будущего Иркутского воеводства.

Реконструкция исторических событий того времени - совсем не обойдется без участия в тункинских делах  и моего стародавнего "подопечного", Анисима Михалева. Как то, присущи ему рудознатческие интересы: про усольскую соль только ленивый не знает, про слюду и графит опубликованные источники упоминают. Но ближе к Тунке - "травяный камень" - нефрит. Не открытые в те поры джидинские проявления нефрита лежали на дороге в Санагинскую и Джидинскую долины (и далее на Селенгу) из Тункинской. Перевалы через Хонгорульский хребет вполне проходимы конными тропами (по долине Зун-Мурина в 19 веке купец Веселков скот из Минусинска, через  Монголию до Иркутска гонял). А то, что недалеко  Китай с его старинной страстью к нефриту - символу вечности - мимо этого вряд ли мог пройти предприимчивый Михалев. Не случайно, среди старинных жителей Тункинской долины какая то ветвь этого рода прослеживается. А "смотритель" границы от Кяхты до Абакана 18 века - тоже Михалев, и что примечательно с именем - Анисим.


Это окрестности когда-то бывшего здесь Тункинского острога.

Почему дорога, которая вела в Тунку первоначально именовалась "Кругоморской"? И почему Анисим Михалев выбрал для своей новой деревни Михалевой именно эту местность на берегу Ангары (где теперь плещут о берег волны Иркутского "моря"? Нешто ему не нашлось бы места среди вотчин И.Перфильева, И.Штинникова, К.Федорова - в долине Иркута и его притоков?
Наиболее вероятный ответ - эта дорога была первоначальной и у нее были участки, когда она, действительно шла вблизи или берегом Байкала-"моря". С основанием Вознесенского монастыря и прииркутных деревень оформляется и оживляется дорога в долине Иркута и становится более короткой и предпочтительной, чем прежняя (вдоль Ангары, около Байкала). Пашенные угодья по Иркуту несравненно лучше, их больше.
И, хотя этому пути придается прежнее название, но от "кругоморского" в новой дороге ничего не остается (ну, не считать же короткий отрезок от Култушного зимовья до поворота в Тункинскую долину "кругоморским путем?)
Одной из причин заброшенности старого кругоморского направления (помимо недостатка пашенных угодий) являются достаточно продолжительные отрезки этого пути по глухомани Олхинского плоскогорья, не обеспеченные постоянными населенными пунктами. Старинная Курминская заимка с ее первопоселенцами, пашенными крестьянами, заселенными здесь в 1673 г. , вероятно, утратила свое значение рядом с Михалевой деревней и только спустя почти три века оформилась как часть Михалевского селения под названием "Парки". Прежние пашни к началу 20 столетия заросли вековым лесом.

Немаловажен факт более раннего ухода с государевой службы Анисима Михалева, по сравнению с Иваном Перфильевым.  Последний, видимо, более активно развивал территорию долины р.Иркут, в соответствии с личными интересами - его заимка располагалась вблизи Смоленской деревни. Таким образом, верхангарское направление кругоморского пути утрачивало свои позиции.

Дорога "кругом моря".

В теме "Крест" (https://luzginal.livejournal.com/25903.html ) я слегка задела  тему о "кругоморской дороге".  Да-да, та самая тропа, которая прослеживалась возле разоренной нами сосны с надписью







Вот, так непрметной стежкой среди  нетронутого леса она проходит до перевала в долину бывшей реки Курмы (бывшей потому, что теперь это - Курминский залив Иркутского водохранилища).
Read more...Collapse )